Логитип newsgood.info

Свидетель Голодомора: нас спас хлам из серебра

18.09.2020 15:29

Музей Голодомора и проект Ukraїner записали воспоминания о Голодоморе 1932-33 годов Марф...

Свидетель Голодомора: нас спас хлам из серебра - фото

Музей Голодомора и проект Ukraїner записали воспоминания о Голодоморе 1932-33 годов Марфы Коваленко из поселка Константинов Недригайловского района Сумской области. Тогда ей было 6 лет.

Отец девочки Даниил работал в больнице соседнего села Коровинцы. Имела брата Федора. Старший брат Алексей умер от скарлатины до ее рождения. Жили с дедушкой Акимом, который в свое время служил батраком в имении графов Хвощинских. Те владели селом до революции. Во времена коллективизации семья поддалась раскулачиванию, пишет Ukraїner.

Больше всего женщине запомнилась зима 1932-33 годов. Выживать было трудно, но еда еще оставалась.

"В погребе картошка была, свекла, капуста в бочке, огурцы. Селом ходили бригады с металлическими штыками - щупами, которыми искали скрытое в земле зерно, а на самом деле - забирали. Заходили, заглядывали в печь, выносили и выливали. Еще и тот горшочек бросали, чтобы разбился. Тогда посуда была только глиняная. Как-то зимой пришла и к нам бригада. Гавкает собака, а уже зима, холодно. Пока дед меня одел, вышли на улицу - они по двору ходят. Местные все, константиновские. Я одного знала: рыже волосы, Василий звали. "Привяжи собаку", - говорят деду. А собака возле сарая, корова была в сарае. Ну так им в сарай и надо. Зашли, отвязывают корову и забирают. А тот же рыжий Василий, недалекий сосед, толкнул деда. Дед упал. И вот я начала кричать ", - вспоминает Коваленко.

После того отец пытался вернуть корову, обратившись в Недригайлов. Требовал свою от чужой отказывался. Ему пообещали привести ее, но так и не сделали этого.

"И так остались мы на весну: свекла, картошка была, сад был, сушка была. В Тернах был завод сахарный, значит были и семяна сахарной свеклы. Варили их. Обчистили, порезали на кусочки - на четыре части или напополам, сварили. Тогда уже, как сварили, еще порезали на вот такие квадратики, залили раствором огурец или капусту. Хлеба уже не было. Люди пекли листяники. Так у кого была корова - на молоке тот листяник можно было испечь. Моя мать не пекла, потому что не было молока", - вспоминает о еде.

Тогда от голода в поселке умерло много людей, особенно детей. Вспоминает, что другие жители были настолько обессиленными, не могли хоронить умерших. В сельсовете выделяли телегу, которая ездила по улицам и собирала тела, которые затем хоронили на кладбище в братских могилах. При этом селяне не теряли человечность и делились последним, даже когда самым нечего было есть. Марфа помнит, как со своей подругой Соней каждый день пригоняли корову с пастбища тете Анне из их села, а та давала девочкам по кружке молока.

Семью Коваленко спасло серебро графа Хвощинского. Когда тот с семьей бежал от большевиков, то забрал с имения все, что мог погрузить. А что забрать не смогли, семья отдала людям, которые у них работали. Деду Акиму досталась часть серебряного сервиза и посуда.

"Нашу семью в голодовку много спасло то, что дала госпожа эта - "хлам" из серебра. По две-три ложки - чайная и у меня есть, поломанная уже, ножи нержавеющие с серебряной ручкой, вилка, селедочница", - вспоминает.

Вещи из драгоценных металлов можно было сдавать в сеть магазинов Торгсин - "торговля с иностранцами". Там их обменивали на еду.

"В Ромнах был такой магазин. Вот дед брал или ложку, или вилку, уходил. Пригоршню или сколько-то принес, и уже мама там какую затирку заколотила. Из-за это мы и выжили, в нашей семье никто не умер", - рассказывает Коваленко.

Недавно Музей Голодомора и проект Ukraїner записали воспоминания о 1920-1930 годах жителя поселка Кобылянка - теперь Черниговской области, Федора Задереева. Когда начался Голодомор, ему исполнилось 11 лет.

Читайте также


Новости раздела

Популярные